Как один элемент превратить в другой.

        

Бесчисленное множество химических реакций происходит в окружающем нас мире. Все они подчиняются власти химии электронных оболочек. Атом любого элемента может приобрести электроны, может отдать их – он станет отрицательно или положительно заряженным ионом. Атом может в совокупности с сотнями и тысячами других построить гигантскую молекулу. Но он остается носителем свойств того же самого элемента. Три с лишним миллиона соединений образует углерод. И в каждом из них, будь то углекислый газ СО2 или сложнейший антибиотик, формула которого с трудом уместилась бы на этой странице, углерод остается углеродом.

Чтобы превратить один элемент в другой, нужно перестроить ядра его атомов. Нужно изменить заряд ядра.

Химики, проводя химические процессы, используют высокую температуру и большое давление, применяют катализаторы – небольшие добавки различных веществ, ускоряющих течение реакции.

Тысячами градусов и сотнями тысяч атмосфер атомное ядро перестроить не удается. Превратить один элемент в другой таким путем невозможно.

Это  под силу новой науке – ядерной химии.

Ядерная химия имеет свои методы. Ее «температуры и давления» - это быстрые частицы: протоны и нейтроны, ядра тяжелого изотопа водорода (дейтроны) и ядра атомов гелия альфа - частицы, наконец, ионы легких элементов таблицы Менделеева – бора и кислорода, неона и аргона. Ее химические аппараты – ядерные редакторы, где рождаются некоторые бомбардирующие частицы, и ускорители – сложные физические установки, где частицы разгоняются до больших скоростей. Ведь, чтобы проникнуть в атомное ядро, частица-снаряд (особенно если она имеет положительный заряд) должна обладать большой энергией; тогда ее легче преодолеть отталкивающее действие заряда ядра. У ядерной химии своя символика, и уравнения ее реакций записываются подобно «обычным» химическим уравнениям.

Эта новая наука позволила заселить пустовавшие клетки таблицы Менделеева.          

           Греческое слово «технестос», что значит «искусство», вошло в название первого элемента, искусственно приготовленного человеком. В конце 1936 года быстрый поток дейтронов, ускоренных в циклотроне, обрушился на пластинку из молибдена. Стремительные дейтроны, как нож сквозь масло, пробились через электронные оболочки и достигли ядра. Дейтрон, состоящий из протона и нейтрона, при столкновении с ядром распался, нейтрон отлетел в сторону, а протон застрял в ядре. Тем самым заряд ядра увеличился на единицу. Значит, молибден, обитающий в клетке номер 42, превратился в своего правого соседа – элемент номер 43.

Подобно тому, как в обычной химии одно и то же соединение можно получить разными способами, так и в ядерной химии один и тот же элемент удается искусственно приготовить с помощью различных ядерных реакций.

         Тот же самый технеций люди научились создавать в количествах, измеряемых килограммами, на самой удивительной в мире фабрике. Эта фабрика – ядерный реактор. Здесь вырабатывается энергия деления урановых ядер под действием медленных нейтронов.

         Ядра урана делятся на разнообразные осколки, каждое на два. Осколки – ядра атомов элементов середины таблицы Менделеева. Уран, делясь, порождает элементы, которые обитают более чем в 30 клетках периодической системы – от 30 номера до 64. В том числе и технеций. И еще один странный элемент, тщетные поиски которого в земной коре длились десятилетиями. Прометий, обитатель 61-й летки.

         Ядерная химия предоставила в распоряжение химиков элементы тяжелее урана. При делении урановых ядер, кроме осколков, вылетает много нейтронов. Они могут поглотиться не разделившимися ядрами. Так возникает возможность синтеза элементов порядковыми номерами 93, 94 и далее, трансурановых элементов.

         Ядерная химия знает много способов получения таких элементов. Их известно ныне 12: нептуний, плутоний, америций, кюрий, берклий, калифорний, эйнштейний, фермий, менделевий и лоуренсий. Два пока не имеют названия: номер 102 и номер 104, совсем недавно синтезированный советскими учеными.

         Представьте себе удивление каменщика, который сегодня возвел каменную кладку нового этажа дома, а завтра обнаружил. Что вся его работа исчезла. Именно в таком положении находятся исследователи, изучающие химические свойства тяжелых трансурановых элементов. Эти элементы крайне неустойчивы, время их жизни измеряется минутами и даже секундами. Работая с обычными элементами, химик нисколько не стеснен рамками времени. Когда же в его руки попадают короткоживущие представители таблицы Менделеева, в особенности тяжелые трансураны, каждая минута исследования начинает цениться на вес золота. Мало того, что изучаемые объекты вот-вот исчезнут. Их в распоряжении химика мизерные количества, иногда буквально считанные атомы.

         А потому необходимы специальные методы работы. Ими ведает новая молодая ветвь химии – радиохимия, химия радиоактивных элементов.